Tao Kai
...в отличии от бабочки, я не стремлюсь вырваться из пут...
Это так, для себя, просто чтобы не терять.
Это было 5 лет назад, так что написано слабовато, но это был мой лучший персонаж. Мне редко нравится то, что я делаю, но этот персонаж я люблю до сих пор, и хочется сохранять его отыгрыши.

"Последний полет черного лебедя"

- Не забудь закрыть дверь… - Рикардо остановился на лестнице. – И я серьезно, Леро! Не забудь.
Леро обернулся через плечо и пристальным взглядом невидящих глаз уставился на человека, стоящего на парадной лестнице Авалона.
- Я по-твоему похож на ребенка? – изящная бровь вспорхнула вверх.
Рикардо состроил невозмутимо-надменный вид и фыркнул. Еще как… Его начальник только со стороны казался суровой скалой, которой все нипочем, идеальной и безупречной. На самом же деле, владелец Авалона был на редкость уязвимым, и порой даже до парадоксальности наивным. Он никогда не допускал ошибок в том, что касалось дел. Однако он мог забывать о таких простых мелочах, как запереть дверь.
Этой ночью, Леро отказался наотрез ехать домой, сославшись на то, что слишком много дел, и он должен закончить все как можно быстрее. Это было далеко не из ряда вон выходящим событием.
Когда за Рикардо закрылась входная дверь, Леро прислонился к стене. Слепой взгляд уткнулся в пол. Усталость, бесконечная усталость. Наверное, стоило послушать советов Рико и уйти в отпуск, хотя бы на пару недель. Но заканчивалось одно дело, и тут же начиналось другое. «Остров» жил своей жизнью, не делая пауз и передышек, так и владелец не имел права отдыхать. Может потому дед Леро, в конечном итоге… нет, не ненавидел свое создание, но все больше воспринимал его, как некое проклятье. Авалон был живым существом, которое давало безграничные возможности и приносило удачу своему владельцу. Но взамен, «остров» забирал часть его души. Авалон не прощал ошибок. Потому, только такой самоуверенный и самовлюбленный, заносчивый и циничный человек как Леро мог им управлять.
Изящные тонкие пальцы коснулись стены, и Леро направился к дверям лифта. Щелчок – и двери открылись, еще один – и лифт почти бесшумно поднял мужчину на самый последний этаж.
В кабинете было все на столько знакомо, что порой казалось, что он снова видит. Стол, пара кожаных кресел… бесконечные полки книг. К величайшему сожалению, большую часть которых Леро не мог прочитать. Лишь десятая часть коллекции была написана доступным для него способом.
Остановился пред столом и присел на его край, скрестив руки на груди. Усмешка….
- Какая восхитительная дерзость… - он рассмеялся, роняя голову в ладонь.
На губах все еще оставался привкус поцелуя с виски.
- Какая изысканная дерзость…. - уже почти шепотом.
Любой другой, за подобный жест пожалел бы, что вообще рискнул подойти к Леро достаточно близко. Этот же человек был удостоен совершенно невозможного – ответного поцелуя. Черт возьми, неужели и в правду что-то шевельнулось в каменном сердце Леро Авалара?! Влюбился?
Леро громко рассмеялся, становясь похожим на одержимого.
- Абсурд!!!!! – проговорил сквозь смех.
И снова ладонь прикрыла глаза.
- Что же вы за существо… - тихим голосом, пристально глядя куда-то в пустоту. Эклипсис. То, с чем сложнее всего бороться.

Он даже не пытался заниматься делами, зная, что это все равно бесполезно. Мысли снова и снова возвращались к человеку, который, видимо, стал его наваждением. Все тело ныло от мысли о его близости, о таком бесцеремонном поцелуе, с привкусом упоения и алкоголя.
Леро откинулся на спинку кресла и невидящим взглядом уперся в потолок.
Широкая ладонь с тонкими длинными пальцами смыкается на шее, слегка сдавливая, лишь чтобы это было ощутимо, лишь чтобы продемонстрировать собственное превосходство. Зубы прихватывают губу, прокусывая ее до крови… Доминирование…. Над Леро?! Глупость! Самое удивительное во всем этом было то, что Леро это не только позволял, но и получал от этого столь долгожданные чистые концентрированные эмоции.
Вам достаточно было одного слова, Леро, чтобы я оставил все дела и приехал
Леро резко встал и направился прочь из кабинета. Собственное сердцебиение оглушало, казалось, все тело выло от нетерпения, словно ожидая, что этот человек снова окажется рядом. Утром… Утром Леро позвонит ему. Найти предлог не было проблемой. Тем более, что для этих двоих предлоги – были необязательной данью политесу. Кажется, он говорил что-то о конюшне.. .чтож, пусть будет конюшня. Отсутствие зрение нисколько не смущало в этом плане самого Леро.
За своими мыслями он сам не заметил, как оказался снова в выставочных залах галереи. Он чувствовал их по запаху, едва уловимому запаху краски, который не выветривался годами. Этот запах его успокаивал. Вдруг он остановился, осознав, что кое-что уже несколько минут кажется ему лишним в Авалоне… Он слышал еще одно сердцебиение…
- Кто здесь?
Стальной голос разнесся по пустым помещениям. Леро обернулся лицом к парадной лестнице. Прямо перед ним.. он чувствовал это. Перед ним стоял человек. Его дыхание на удивление ровное, едва слышное, движения бесшумные.
Лицо Леро не выражало ни капли волнения, или тем более страха - фарфоровая маска, идеальная и безжизненная. Его, почти белые глаза, обманчиво осознанно сверлили незваного гостя.
Не забудь закрыть дверь - вдруг вспомнились слова Рикардо. Черт! Он ведь действительно не запер дверь, после ухода помощника. Досадная оплошность…
- Кто ты, и что тебе нужно в Авалоне? – Леро умел казаться страшным. Многие не могли выдержать взгляда его слепых глаз, и уж тем более холодного, стального тона. Человек же, что стоял перед владельцем Авалона, даже не шелохнулся. Его дыхание оставалось столь же ровным… Лишь на миг Леро уловил движение, шорох одежды и... Металлический щелчок и глухой хлопок. Чему принадлежат эти звуки было не сложно догадаться, но тело – не мысль, оно не может реагировать мгновенно. Он оттолкнулся от стены и нырнул в дверной проем одного из выставочных залов. Боль обожгла грудную клетку, слева, немного ниже ключицы. Моментально развернулся лицом к двери... Да, нежданный гость уже стоял в дверном проеме. Все так же холоден и спокоен. Ни единого изменения, словно ничего и не было. На лице Леро появилась злая улыбка. И кроме огромного кровавого пятна, расплывающегося на груди, ничто не говорило о том, что пуля достигла цели.
- Кто послал? – как и ожидалось, ответа не последовало. Вместо него - второй выстрел…
Второй раз уже более метко – пуля угодила в живот. Верная смерть… долгая и мучительная. Значит… Леро предназначалось еще какое-то время пожить. Видимо для того, чтобы во всех красках насладиться мучениями перед смертью.
И еще до того, как тело Леро рухнуло на паркетный пол, неожиданный гость исчез из Авалона.

Боли нет, только противное онемение сковывает тело. Сложно сделать вдох, и еще сложнее – выдох. Во рту металлический привкус, и струйка крови устремляется с уголка губ на пол. Как обидно, придется менять паркет – единственная мысль, что мелькнула в голове. Думать вообще тяжело, все словно в вате, даже мысленно сложно формулировать фразы.
Липко, противно.. Из ран хлещет кровь... Субъективное ощущение, что ее вылилось уже гораздо больше, чем на самом деле. Перед глазами начинают плавать красные круги, выписывая замысловатые фигуры... Леро хрипло усмехнулся тому, что лишь под конец жизни, его глаза наконец ожили. А что это конец, почему-то не было сомнений. Слишком тяжелым стало тело и слишком не важно стало творящееся вокруг.
В какой момент за всеми этими ощущениями появилась еще и острая боль, практически невозможно уловить. Побледневшее лицо покрылось холодной испариной, а из груди вырвался гортанный рык. Он не мог позволить себе стонать от боли, но и молчать было слишком невыносимо. Левая рука онемела, зато раны горели огнем... Попытался подняться, но тело не слушалось приказов хозяина.
Рука скользнула в задний карман брюк, доставая мобильник. Почему-то только сейчас он вспомнил, что сунул его туда, выходя из кабинета. Вызвать скорую? Какой-то очень простой номер… Но будет ли в этом смысл?
Сами собой пальцы набрали номер. Явно длиннее, чем номер скорой... Но другой в голову не приходил. Длинные гудки, достаточно долго, кажется целую вечность... Голос, раздавшийся на другом конце, заставил глаза Леро расшириться от удивления. Как бы того ни хотел, он не ожидал услышать именно этот голос... Хриплый смех.
- Это вы, как неожиданно... Кажется, я ошибся номером, примите мои извинения. - он почти не слышал того, что говорили на другом конце. Хотя казалось, что голос собеседника был слишком близко, словно тот стоял в одной с Леро комнате.
Кнопка отбоя, и снова сквозь боль в груди вырывается смех. Какая ирония, что именно этот номер пришел Леро в голову. Из всех возможных вариантов, он набрал не номер Рико, а именно этого человека. Он лишь надеялся, что его голос прозвучал достаточно обыденно, и собеседник ничего не заподозрил. Перед политиком последним хотелось появляться в таком виде.
По мере того как сочилась из ран кровь, веки тяжелели, и в конце концов, Леро бросил попытки оставаться в сознании. Ждать все равно было нечего. Никто не придет, на еще один звонок сил уже не было. Только сейчас острее ощущалось то, что он так и не сделал некоторых вещей, которые постоянно откладывал.
Пространство закружилось вокруг, и сознание покинуло распростертое на полу бледное тело.
А на картине, что висела над телом Леро, опутанный цепями черный лебедь падал с неба...

*******
Вязкая холодная тьма. Она как бойцовская собака вцеплялась в свою жертву, и отпускала лишь после собственной смерти. Что, согласитесь, само по себе дело немыслимое. Время не ощущалось: прошел ли час, день, а может целая вечность… Леро ощутил лишь последние мгновения перед тем, как снова стало нестерпимо больно. Прежде легкое как вата тело, теперь ощущалось налитым раскаленным свинцом, степенно остывающим в венах. Кстати, вены он тоже очень хорошо чувствовал. Почти каждый сосуд, лениво разгоняющий вязкую горячую жидкость по всему телу. Вязкая жидкость? Право, не свинец же течет по его сосудам. Кровь?
Попытка приоткрыть глаза, как и ожидалась ни чем не увенчалась, так и оставшись попыткой. В те последние минуты пред тем как он отключился на полу своей галереи, Леро был полностью уверен в том, что умирает. Можно сказать, что от этой мысли он получал что-то сродни удовлетворения. Словно так оно и должно было бы быть. Думал ли он в тот момент о Кире? Наверное нет. На сколько бы это не разбивало в прах мысли о благородстве человека пред смертью, но о сестре он не вспомнил. Впрочем, с чисто практических соображений. Альфред в любом случае позаботился бы о ней, кроме того, у Киры были родители. Ребенку гораздо проще пережить смерть родных, чем взрослому… Стоп…
Мысли снова вспугнутыми бабочками сорвались куда-то не в нужную область. Хотя, наличие разума в этот момент было само по себе достаточно спорным. Так вот, в те свои последние минуты в сознании, Леро был уверен в собственной смерти. Сейчас же, разум не признавал этого факта, как впрочем и той возможности, что кто-то все-таки умудрился Леро вытащить с того света.
По мере того, как вязкая пустота в голове заменялась, хоть и разрозненными, но мыслями, возвращались ощущения тела, которое по идее должно было бы быть мертвым. В Авалоне он не чувствовал под собой паркетных полов, хотя и помнил, что лежал именно на них. Зато сейчас, он четко чувствовал под собой что-то мягкое. Что-то мягкое и тяжелое накрывало его и сверху. И чем больше Леро ощупывал окружающее пространство, от куда ни возьми появившимися органами чувств, тем больше он убеждался, что этого тут быть не должно.
Наконец, сквозь оглушающий гул в голове начал продираться мерный писк, как-то очень сильно что-то напоминающий. Вот только сейчас Леро никак не мог вспомнить, где он уже слышал этот ритм. Хотя нет.. не этот. Похожий, но гораздо более рваный. И кажется, гораздо менее уверенный.
Глаза все еще отказывались открываться. Кстати, это была интересная потребность, почти на уровне жизненно важного рефлекса – открыть глаза. Второй, не менее важный, и гораздо более привычный рефлекс – на ощупь получить интересующую информацию. А именно… а именно то, что живот его был перетянут шершавой тканью - бинты, кажется очень плотно. Пальцы наткнулись на влажное пятно – видимо кровь. Удивительно, что она в нем все еще осталась. Левая рука пока все еще не двигалась, оставаясь окутанной теплым пульсирующим онемением.
Постепенно, вслед за рукой начинало оживать все тело, вновь подчиняясь некоторым нехитрым приказам собственного хозяина. Наконец открылись и глаза… И какое же разочарование испытал Леро, увидев перед ними лишь черную пустоту. Он забыл. В той трясине, в которой он пребывал до пробуждения, отсутствие или наличие зрения не имело значения. Сейчас, вновь необходимо было вспомнить, что зрения он был лишен, как и почему - это будет уже потом. Сейчас было важно вспомнить и как обходиться оставшимися пятью чувствами.

- И кто же удостоил меня такой чести... вытащить с того света? - говорить было трудно. Слова раздирали горло, а сам голос звучал хрипло, сдавлено и незнакомо.
- А мы до сих пор не уверены в том, что вытащили вас, господин Авалар.
Верно... Леро не ошибся, почувствовав рядом с собой еще одного человека. Размеренное пиканье, так раздражающее слух, вдруг стало быстрее и немного более сбивчивым.
- Нет-нет, вам не стоит волноваться. - снова незнакомый голос.
Волноваться? С чего бы?! Кто-то всего лишь вмешался в судьбу, с которой Леро уже смирился. Кто-то всего лишь сломал его веру в то, что нельзя ни на кого надеяться.

До того момента, как ресницы владельца Авалона задрожали и неуверенно раскрылись, а рука по-хозяйски прогулялась по перетянутым бинтами ранам, он пролежал без сознания не один и не два дня. Из-за потери крови, кожа приобрела красивый серовато-белый оттенок, с редкими вкраплениями блестящих капелек испарины. Под глазами были весьма заметные синяки. Фарфоровая маска не треснула, но кажется порядком поизносилась. Но как и всегда, Леро это не волновало. ПО хорошему, его сейчас волновало лишь несколько незамысловатых процессов, вроде дыхания и... Верно, необходимо было поймать разбегающиеся мысли, и заставить их выстроиться хотя бы в некое подобие осознания.
Он снова закрыл глаза, оставляя на время попытки осознанно двигаться. Его интересовал только один вопрос, который он с завидной частотой отлавливал в своей голове: как он сюда попал?

@темы: Леро